Устимович Прокопий Адрианович – основоположник общественного движения за трезвый образ жизни в России.

Конкурс «Выдающиеся трезвенники России и мира»

Авторы: Кашаев Ильдар Хамзяевич; Бобохонов Билолхон Нумонхонович – студенты Саратовского государственного медицинского университета им. В.И. Разумовского.

Научный руководитель: Софьин В.С.

История Саратовского общества трезвости неразрывно связана с именем Прокопия Адриановича Устимовича.

Прокопий Адрианович — уроженец города Курска (1 декабря 1838).  Будучи сыном Курского губернатора А. П. Устимовича, получил достойное воспитание и образование, которое смог реализовать в течение жизни. Благодаря его содействию, в родном городе появились: реальное училище, система городского водоснабжение, газовое уличное освещение, приобретён дом для больницы, открыта богадельня и многое другое, за что впоследствии он удостоился звания почётного гражданина города Курск.

Выйдя в отставку, решил связать следующий жизненный этап с Саратовом, где с 1888 года издавал журнал «Братская помощь», а также, как уже было упомянуто ранее, являлся учредителем, 1 декабря 1894, первого в Российской Империи «Общества трезвой и улучшенной жизни».

Целью общества, являлось ведение работы по профилактике алкоголизации населения, как Саратова, так и губернии в целом. Помимо этого, ставилась задача воспитания нового, нравственного и морально чистого человека.

В данной статье, мы будем неоднократно обращаться к докладу Устимовича за первые полгода работы обществе трезвой и улучшенной жизни (опубликован в № 130-131 «Братской помощи» за 20 июля 1895 года). Отчёт пространный, и называется длинно: «Доклад председателя Правления Саратовского Общества трезвой и улучшенной жизни о ходе дел Общества (согласно параграфу  53 Устава) и об условиях для положения его в будущем».

Подобная мотивировка для открытия общества была нетривиальна. Саратов, на рубеже XIX – XX веков представлял собой провинциальный город с сильно выраженным социальным и экономическим расслоением. Что в свою очередь являлось весомым фактором риска для алкоголизации малообеспеченного населения. В связи с этим, организация работы общества требовала глубокой идейной и структурной проработки.

Первое сообщение об учреждении общества, было в «Саратовском дневнике» 19 марта 1894 года, а открылось оно только 1 декабря. Вероятно, более полугода ушло на утверждение Устава, подробно, в 55 параграфах, разъясняющего, что и как намерены делать трезвенники. К сожалению, разыскать текст Устава пока не удалось. Как не удалось Устимовичу и его единомышленникам найти достаточно средств для той грандиозной задачи, которую они перед собой поставили: объединить вокруг себя идеальных людей: «Общество наше, совсем новое и первое в России по существу задачи своей, обширной и разнообразной». Главной причиной финансовых сложностей явилось нежелание Прокопия Адриановича прибегать к помощи спонсоров, чтобы не дискредитировать молодую организацию общением с недостойными по мнению трезвенников людьми.

Читайте также:  Когда дети счастливы

Параграф двенадцатый устава перечислял, кому закрыта дорога в Общество трезвости:  «Содержатели винокуренных заводов, оптовых водочных складов, винных лавок, кабаков, а также их компаньоны, управляющие, приказчики и всякого именования слуги, а также продавцы водок и табаку;  Содержатели табачных фабрик; Содержатели игорных и иных терпимых домов; Ростовщики, игроки и вообще все лица, которые, представляя собой резкое отличие против требования Общества по параграфамдва и три, не подходят к желанному составу Общества, а так же, что по параграфучетыре, от лиц, не имеющих права быть членами Общества, никакие пожертвования не принимаются».

Таким образом, Устимович не только сузил круг жертвователей, но и обезопасил Общество от проникновения в него недоброжелателей: «ни за какие деньги никто из сих не может войти в состав Общества и производить в нём то или другое влияние, быть может,  в смысле ограничения деятельности Общества в пользу своих

торговых интересов, примером какового влияния с печальными от сего последствиями могло служить ещё не так давно Петербургское Общество трезвости».

Вышеперечисленными недоброжелателями не ограничилось число противников нового Общества. Была провозглашена борьба с такими явлениями, как сквернословие, драки, жестокое обращение с животными, фальсификация (порча) предметов, употребляемых в пищу и питьё в лавках и на базарах, азарту в испытании счастья на лотереях, бегах и прочее. Если в двух словах выразить тот слой горожан, коих Устимович настроил против учреждённого им общества, то эти слова будут – весь Саратов. Он это знал и шёл на то сознательно, замечая в своём докладе: «…вся эта сила с легионом водочников или винников и табачников, и игроков охотно не только потопила бы новое Общество, но даже поступила бы ещё более строго с главными представителями Общества, а всего более с его основателем».

Кроме того, была отсечена ещё одна категория горожан – сектанты. Несмотря на то, что устав разрешал принимать в свои ряды лиц всех вероисповеданий, сектантов трезвенники не принимали. Устимович так это объяснял: «секта не есть вероисповедание, а отступление от вероисповедания, и, стало быть, отступающие (штундисты, русские баптисты, субботники) независимо от нравственных качеств отступающего не подходят к одиннадцатому параграфу и рекомендовать никого в члены также не могут». И далее: «сектанты считают заблудшими нас, православных, католиков, лютеран и пр. (не говоря уже о евреях и магометанах), а отнюдь не себя».

Читайте также:  Войны выигрывают не генералы, войны выигрывают школьные учителя и приходские священники

Тем не менее, Прокопию Адриановичу и его единомышленникам удалось развернуть свою деятельность. Начали они с того, что устроили свою штаб-квартиру в трактире, что было весьма символично.

Спустя некоторое время, на бывшем трактире появилась вывеска: «Первая столовая и чайная Общества трезвой и улучшенной жизни при читальне Общества, в Ведомстве Министерства Внутренних дел состоящего».

Об уровне заведения можно судить по отзывам современников, «недаром казанцы, приезжавшие для сравнения нашей столовой Общества трезвости, высказали, что наше помещение со всеми порядками в нём, до того хорошо, что с Казанской харчевней Общества трезвости его и сравнить нельзя». Лестный отзыв о столовой оставил и И.И. Дмитриевский, главный сотрудник петербуржского журнала «Вестник трезвости», посетивший Саратов в конце июня того же года.

Значимость Общества трезвой и улучшенной жизнидля города конца XIX века, хорошо показывает факт аренды Обществом территорию сада Сервье.

В саду, на народных гуляниях, «дёшево продаётся хороший чай и холодные закуски именем общества, к полному, как слышно, удовлетворению посетителей по преимуществу из малоимущих классов населения», а так же расположенного около театра, формируя его репертуар и просвещая народ.

О читальне Общества докладчик упомянул вскользь, «снабжена пока вполне достаточно журналами, газетами, брошюрками и книгами, в числе которых есть и пожертвованные Обер-прокурором Св. Синода К.П. Победоносцевым».

На страницах доклада, отмечалось: «Нельзя пройти молчанием, что правление Общества уже занималось вопросом об оказании не только врачебной, но и юридической помощи для всех неимущих членов, согласно предложению местного Общества врачей и консультации гг. поверенных, любезно сделанных ими в ответ на сообщение моё. Этот вид благотворительности может осуществляться лишь в пределах наших прав по Уставу». К сожалению, никаких примеров докладчик не привёл, видимо, потому, что Общество ещё было в стадии становления.

Летом 1895 года Саратовское Общество трезвой и улучшенной жизни объединяло около двухсот человек, из них действительных членов – 105, преуспевающих – 21, начинающих – 47.

Прокопий Адрианович осторожно формировал состав правления, подбирая себе единомышленников и, даже спустя полтора года после провозглашения Общества, оставались ещё вакантные места в правлении. Эта медлительность вызывала ропот, и Устимович разъяснял свою позицию: «Не нравятся также некоторым членам внушения мои, чтоб не спешить выбором в члены правления и в кандидаты к ним, и чтоб не смешивали членов правления с агентами общества, допускаемыми в параграфе 27 устава, которые суть как бы члены по особым поручениям. Ошибка, если она сделана невольно на этом пути  в учредительном собрании, не должна служить основанием к тому, чтобы ошибка повторялась. Правление – это главное учреждение Общества, на которое все смотрят и члены которого должны иметь авторитет по общественному положению, по состоянию, или образованию. Фельдшеру, например, хотя бы он был очень хороший человек, совсем не место в правлении».

Читайте также:  ТРЕЗВОЕ РУССКОЕ СЕЛО ДОЛЖНО СТАТЬ НОРМОЙ ЖИЗНИ

Следует отметить, что согласно параграфу  23 устава, все должностные лица, кроме секретаря, служат Обществу безвозмездно. А вот вступительные и членские взносы обязаны платить все. Поднимался вопрос принимать бесплатно в Общество за особые заслуги, на что Прокопий Адрианович возражал: «Ни почётных, ни бесплатных билетов у нас не полагается по Уставу, и если б бесплатный билет был выдан кому-либо, то – дело Председателя внести за него в кассу свои деньги. За нескольких бедных лиц я вносил свои деньги и готов внести их и за небедных, но отступления от Устава допустить и в данном случае не могу».

У нового Общества, ставящего амбициозные цели воспитания людей высокой нравственности, близких к идеалу, хватало недоброжелателей. Прокопий Адрианович указывал на три причины, как он замечал, благополучного до сего времени существования учреждённого им общества: «1. что основатель нового Общества есть редактор издания «Братской Помощи» – брат, уже давно знакомый населению по чувствам, чуждым враждолюбия, смуты и тщеславия; 2, что Общество действует во имя блага Отечества, и что Правительство это знамя Общества и утвердило, и Общество находится в ведомстве Министерства Внутренних Дел, пользуясь покровительством Губернатора; 3, что само Правительство в лице Министра Финансов указало в известном циркуляре 22 декабря 1984 г. № 2438, как на новое знамение времени, на необходимость энергичной борьбы с пьянством и улучшение нравов этим повсеместно пьянством испорченных или поколебленных».

В завершении, следует, отметить, что Прокопия Адриановича по праву можно назвать «Отцом» Саратовских трезвенников, благодаря эго организаторскому таланту и стойкой гражданской позиции, на территории Саратовской губернии была развёрнута полномасштабная борьба за оздоровленье общества.

Заложенное им дело не потеряло своей актуальности и по сей день, о чём свидетельствует планомерная и грамотная работа современного Саратовского общества трезвости.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Проверка комментариев включена. Прежде чем Ваши комментарии будут опубликованы пройдет какое-то время.

!-- HotLog --> Бесплатная раскрутка